-



RUSSIAN ENGLESH

 

 

Эдуард Дядюра зажег "Огни большого города" в Ростовской филармонии! - 20 января 2015

ХОР – ЭТО МОРЕ, ОРКЕСТР – ОКЕАН, А ВМЕСТЕ – ВСЕЛЕННАЯ - 17 июня 2014

Интервью - 21 февраля 2013г.

Маэстро в ОКЕАНЕ Eclectic № 2 (006) (март 2013)

Владивосток похож на Ялту! Анатолий Филатов

Дирижер и футболист Любовь БЕРЧАНСКАЯ

Эдуард Дядюра во Владивостоке: Жить у моря - это мечта Primamedia

Музыка — это стихия моей жизни Наталья БРИЗ

Эдуард Дядюра: кроме музыки, меня интересует только музыка - "Харьковские известия"

Волшебная палочка дирижера Дядюры Ирина ГРИГОРЬЕВА

Ничего не создается прямо на концерте   "Играем сначала" Игорь Эвард

Выдержанное вино  "Культура" Дмитрий Морозов

Двое мужчин и красавица маримба  "Богатей " Лана Соколова

1000-летию Ярославля посвящается  «Играем сначала" Игорь Эвард 

Я от музыки не устаю "Гордские новости" Зинаида Шеметова

Первое впечатление  "Культура"  Дмитрий Морозов

Слушатели отметили артистичность и харизму дирижера  "КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА"  Виктор Паликов

Оркестр в роли девушки на выданье "Симбирский курьер" Алсу Идрисова

"НИЧЕГО НЕ СОЗДАЕТСЯ ПРЯМО НА КОНЦЕРТЕ"  "Культура"  Дмитрий Морозов

Классика на Яузе  "Музыкальное обозрение"  Игорь Корябин

Эдуард Дядюра и калининградский симфонический оркестр покорили публику " Калининградская правда"

Гость Белгорода – дирижер Эдуард Дядюра "А-фишка" Н.Сининская

Эдуард Дядюра: «Музыкант должен обладать широким кругозором» "Смена" Наталья Почернина

В Белгороде выступил дирижер  Эдуард Дядюра

После Брамса   "Культура"  Дмитрий Морозов

Больше публикаций...

 

 

Владивосток похож на Ялту и Сочи!

Для концерта с Тихоокеанским симфоническим оркестром во Владивосток прибыл дирижер Эдуард Дядюра. Музыкальные критики называют его одним из лучших и ярких представителей поколения дирижеров XXI века. Корр. ИА "Приморье24" встретился с харизматичным и ярким гостем, чтобы поговорить - о музыке и не только.

- Расскажите о своему пути - из Днепропетровска к мировым гастролям.

- В шесть лет мне бабушка купила фортепиано, подарила на день рождения, потому что с самого детства я любил музыку и мечтал ей заниматься. После этого я пошел в музыкальную школу, окончил, поступил в музыкальное училище, закончил, и поехал в Москву поступать в академию Гнесиных. В итоге стал первым за все время существования днепропетровского музучилища выпускником, который поступил в Гнесинку именно как хоровой дирижер. Своего рода беспрецедентный случай, до меня поступали только тромбонисты, народники. Когда окончил этот вуз, меня пригласили работать главным хормейстером в хоровую капеллу России имени Юрлова. После этого работал в целом ряде симфонических оркестров Москвы - и в "Молодой России", академическом симфоническом оркестре Московской государственной академической филармонии, Симфоническом оркестре России под управлением Дударовой.. В оркестре московской филармонии под управлением моего педагога, профессора, талантливейшего Юрия Симонова я проработал 4 года.

- Вы впервые во Владивостоке. И практически с самолета приступили к репетициям. Город-то успели посмотреть?

- Для меня слетать во Владивосток - все равно что отправиться в путешествие в Америку. Лететь столько же! Плюс еще не до конца отошел после смены часовых поясов.. Но осмотреться уже успел - осмотрел центр города, гулял по вечернему Владивостоку. Очень понравилось здание краевой администрации, мост, набережная. Город напомнил курорт вроде Ялты или Сочи. Красивые полугоры-полусопки! Плюс к тому - я живу в гостинице на самом берегу моря, и впечатление курорта полное. Ощущение, что я нахожусь в Крыму. Когда ехал из аэропорта и видел море и остров Русский, было ощущение, что я еду из аэропорта Сочи.

- Концерт с Тихоокеанским симфоническим оркестром - чья это была идея? Как вы оцениваете наш коллектив после первой репетиции?

- Инициатива моего приезда была совместная - по предложению Приморской филармонии был организован мой концерт. Первая репетиция всегда является основополагающей, потому что именно в первый раз между дирижером и коллективом завязывается взаимный творческий контакт. Если он происходит на первой репетиции, то все следующие уже идут по нарастающей - улучшается и звучание оркестра, и интерпретации того произведения, которое играется. ваш оркестр на хорошем уровне, но есть и проблемы - отсутствует секция гобоев и всего лишь один контрабас. Это важно, ведь именно контрабас - основа и фундамент симфонического оркестра, а гобои часто исполняют сольные партии. Музыкальные инструменты устарели, и это влияет на качество игры, каким бы классным не был музыкант. Это как выходить на автогонку на старой "шестерке" или "Жигулях" - выиграть все равно невозможно. Знаю, что сейчас руководство филармонии всеми силами пытается решить эту проблему.

- Вы будете играть Бетховена. Чем объясняется выбор? Это особенное имя для вас?

- Бетховена - именно Пятую симфонию - я не играл 4 года, но у меня на этом концерте было право выбора, поэтому и решил еще раз сыграть этого гениального композитора и самую великую симфонию, которую он написал.

- Вы выступаете не только как дирижер, но и как композитор. Что вам ближе? Может быть, когда-нибудь вы отойдете от дирижирования и займетесь исключительно сочинительством?

- От профессии дирижера я никогда не откажусь, поскольку это моя миссия. В качестве композитора я о себе заявил сравнительно недавно, хотя поп-музыку в лучшем понимании этого слова пишу уже много лет. Переиграв практически всю симфоническую музыку, начиная с Моцарта и Гайдна и заканчивая Бетховеном и Брамсом, я могу себе позволить отступить от своего основного пути, раскрыть еще одну грань своего божьего дара и заявить о себе как о поп-композиторе.

- По-вашему, синтез симфонической музыки и поп-музыки, эстрады - это возможно?

- Синтез симфонической музыки и эстрадного вокала - это целый пласт, который заслуживает отдельного внимания. Когда поет, скажем, Лариса Долина, которую я считаю величайшей исполнительницей, у нее джазовая школа, превосходное образование - результат поразительный. Но о наших звездах-однодневках я даже не говорю, все эти "Руки вверх!", стрелки-белки - с ними я никогда не работал и, надеюсь, судьба нас и впредь пересекать не будет. А с такими певцами как Пенкин, Басков, Долина, "Хор Турецкого", с которыми я много работал, сотрудничество всегда возможно - у них близкое к классическому образование, поэтому они понимают, что они поют. Люди понимают, что это классическая музыка, только в эстрадной интерпретации. Такое сотрудничество привлекает к симфонической музыке внимание, знакомит с ней новый круг людей, ранее от нее далекий. Это красиво и модно сейчас - эстрадный певец поет с симфоническим оркестром, а не под фонограмму. Конечно, это своего рода пропаганда классической музыки, хотя сейчас у нас в стране для симфонических коллективов делается очень много - открываются новые залы, театры.. Человеку необходимо это, как необходим театр, концерты - и рок, и поп-музыки, цирк, футбол.. Все эти пласты развивают и обогащают по-своему. Но классика, симфоническая музыка - это основа духовности в человеке.

- Что для вас как для дирижера - момент наивысшего профессионального счастья?

- Это и репетиции, когда я полностью сосредоточен на рождающейся музыке, ее интерпретациях, момент максимального творчества, и, конечно, концерт, как результат, вершина эмоционального напряжения. Даже когда я играю концерты для детей это не менее важно, ведь дети - это наши будущие слушатели, они вырастут и придут на концерты снова.

 

- А у вас дети есть?

Да, трое. Младшая дочь уже занимается вокалом, у нее прекрасный детский оперный голосок, надеюсь, станет оперной певицей, когда вырастет. Все задатки и талант к этому у нее имеются.

- Не боитесь такой судьбы для нее? Говорят, оперный мир жесток..

- Весь наш мир жесток! Возьмите любую отрасль - банковскую отрасль, менеджмент, налоговую полицию - везде жестокость. Человек должен быть сильным, конкуренция сильного человека сделает еще сильнее.

- А процесс совершенствования - у него есть предел?

- Предел твоего совершенства - твоя смерть. Физическая. Для настоящего профессионала, который одержим своей профессией, последний день твоей жизни - это последний день твоей учебы.

 

 

 

ДИРИЖЕР И ФУТБОЛИСТ

В музыке нельзя вести себя так, как ведут себя в спорте футболисты сборной России

23 июня во Владивостоке прошли, так сказать, финальные смотрины претендентов на должность главного дирижера и художественного руководителя Тихоокеанского симфонического оркестра. Оркестр исполнил Пятую симфонию Бетховена, а дирижировал известный российский дирижер Эдуард Дядюра. Эдуард Александрович приехал во Владивосток по приглашению руководства Приморской краевой филармонии в качестве кандидата на замещение вакантной должности главного дирижера Тихоокеанского симфонического оркестра, свободной уже больше года. Ранее во Владивостоке в рамках все таких же «смотрин» выступали дирижеры Мариус Стравинский, Андрей Галанов, Дмитрий Руссо... - Я буду присматриваться к оркестру, руководство филармонии и оркестр - ко мне. Это своего рода творческая проба, - сказал Эдуард Дядюра. - Для первого концерта во Владивостоке я не случайно выбрал музыку Бетховена. Пятая симфония - величайшее его произведение, горячо мною любимое. Конечно, мне хотелось бы сыграть также музыку великих русских композиторов - Чайковского, Рахманинова, но... Выяснилось, что оркестр до конца не укомплектован - есть проблемы с гобоями, всего один контрабас, хотя должно быть минимум три­-четыре. Я очень расстроился. Музыку Чайковского, Рахманинова играть с одним контрабасом нельзя, да и Бетховена, собственно говоря, нельзя. Поэтому уже во время репетиций придется что­то придумывать. И, разумеется, находить общий язык с оркестрантами. Я много гастролирую и уже играл с более чем 40 оркестрами в России, СНГ, Англии, США, Китае. Знакомство с оркестром - самая важная часть работы. Я смотрел видео, готовясь к репетиции, музыканты, возможно, что­-то знают обо мне, наша задача - найти общий язык. Каких¬то особых секретов, как этот самый язык найти, у меня нет, главное - дать людям понять, какую музыку ты хочешь играть. Считаю, что для любого оркестра сотрудничество с новым дирижером - это как прилив свежей крови, новой энергетики. Нельзя всю жизнь играть так, как играли когда-­то. Оркестр должен жить и дышать. - Вы не из музыкальной семьи. Как в вашу жизнь пришла музыка? - Мне было шесть лет, когда я услышал знаменитую мелодию «Манчестер и Ливерпуль» из репертуара Мари Лафоре. Под нее в программе «Время» шел прогноз погоды. А у нашего соседа дочь училась музыке, у них было фортепиано. И вот однажды мы пришли в гости к соседям, я подошел к фортепиано и стал подбирать эту мелодию. По слуху. И на семь лет бабушка купила мне пианино. За 700 рублей. В то время это были громадные деньги. Я стал учиться музыке. Так что бабушкин подарок определил мою жизнь. Конечно, не думал тогда, что стану дирижером. Собственно говоря, я мечтал стать... футболистом. Я и сегодня часто хожу на стадионы, мне очень нравится это чувство, эта эмоция, когда футболист забивает гол и тысячи человек в едином порыве встают, кричат, чувство восторга, которое может вызвать один человек, - это невероятно! Но ведь и дирижер так же. Когда затихает финальная нота, зал мгновение молчит, а потом взрывается аплодисментами, ты понимаешь, что пронзил зал музыкой, что люди преисполнены благодарности. - Ваши творческие принципы? 

- Полная отдача музыке. В ней нельзя вести себя так, как ведут себя в спорте футболисты сборной России. Только колоссальная самоотдача, жертвенность, никак иначе - а ради чего тогда мы работаем? Нужно понять, проникнуться сочинением великого композитора, пережить его, если хотите, узнать историю его создания, кому оно посвящено, затем передать свой огонь музыкантам и вместе с ними сыграть так, чтобы в душах слушателей распахнулась та единственная дверка, в которую может войти музыка - и навсегда остаться с человеком. - Музыка с вами всегда? - Да. Я летел во Владивосток и слушал балет «Коппелия», музыку Листа. Кроме того, слушал оперу «Пиковая дама» - готовился к следующему сезону, эту оперу буду ставить на сцене Харьковского театра. Конечно, музыка всегда со мной, даже когда я занимаюсь спортом на тренажерах, на беговой дорожке. Ну разве что играя в футбол, не слушаю классику. - О, так вы не оставили детской мечты стать футболистом? - Да. Играю за нападающего в нескольких любительских командах, в том числе в команде звезд российской эстрады, где играют братья Запашные, Виктор Зинчук, Пьер Нарцисс... И, конечно, не могу не сказать, как я был разочарован игрой сборной России на чемпионате. Как можно так опозориться, опозорить страну. Мне было обидно очень. Зачем выходить на поле, если у тебя нет настроя, колоссального желания победить, сыграть красиво?! Я редко так отзываюсь о нашей сборной, потому что большой патриот России, патриот­-славянин, но нельзя так играть! - Как вам кажется, следует ли пропагандировать классику среди молодежи, как­-то привлекать ее в концертные залы? - Молодежь на концертах классической музыки присутствует постоянно - та молодежь, которой это нужно и интересно. В каждой филармонии, у каждого оркестра есть абонементы для студентов, для школьников, и музыковеды ведут огромную просветительскую работу. Что же касается расширения аудитории... Со временем любой человек, обладающий мозгами, желающий духовно развиваться, обладающий внутренней культурой, сталкивается с проблемой: что дальше? В определенном возрасте концерты попсы, даже очень хороших исполнителей, уже не заполняют душу так, как в молодости. И люди начинают посещать театры - драматические, оперные, приходят в филармонию. Это естественный процесс. Конечно, хочется, чтобы молодежь ходила не только на футбол и концерты рок-­звезд, но и в театры, на выставки, в филармонию, чтобы молодые люди понимали необходимость духовного обогащения и передавали это понимание детям. - Вы так увлечены классической музыкой, а вот как композитор пишете эстрадные мелодии - для Николая Баскова, к примеру... - Что такое эстрадная музыка? Это огромный пласт музыкальной культуры, заслуживающий уважения. Для меня хорошая эстрадная музыка - это то, что пишет Раймонд Паулс, Игорь Крутой, Дмитрий Маликов, то, что исполняли Лев Лещенко, София Ротару, Алла Пугачева, Валерий Леонтьев... Не то, что сегодня называется поп-­музыкой, когда на экране сменяется конвейер однодневных исполнителей, поющих до тех пор, пока оплачен эфир. Среди музыкального шлака настоящая эстрадная музыка как цветок среди сорняков. И я пишу настоящую эстрадную музыку, пишу осторожно, аккуратно, понимая, под какой огонь критики могу попасть. Я уверен, что мой колоссальный опыт дирижерской работы - а я переиграл всего Бетховена, Чайковского, Шуберта, Шумана, Гайдна, Баха, Шостаковича, Стравинского - дает мне право сочинять музыку. Ведь всю классику я пропустил сквозь себя, насытил себя ею. 

 

Автор:Любовь БЕРЧАНСКАЯ

 

 

Эдуард Дядюра во Владивостоке: Жить у моря - это мечта

 

Известный дирижер о своей страсти к музыке, успехе, любви и стройках приморской столицы 

 

Владивосток, 21 июня, PrimaMedia. Яркий представитель поколения молодых дирижеров XXI века Эдуард Дядюра впервые посетил Владивосток в рамках концерта, который он  дает в Приморской краевой филармонии. Для публики маэстро представит знаменитую пятую симфонию Бетховена и сюиту "Пер Гюнт" Грига. Дядюра один из самых талантливых дирижеров, известных не только в России, но и за ее пределами О своем призвании, страсти к музыке и впечатлениях от визита в морской город Владивосток,  маэстро рассказал в интервью корр. РИА PrimaMedia.

- Эдуард Александрович, как получилось, что музыка стала вашим призванием? Хотелось в детстве чего-то другого?

- Мне всегда нравилась музыка, и в детстве я хотел заниматься именно ей.  Я закончил музыкальную школу, потом училище, после Российскую академию музыки им. Гнесиных. Потом понял, что хочу заниматься именно оперно-симфоническим дирижированием.  Я мечтаю оставить свой след в истории, стать лучшим, добиться признания.

- Что вы, прежде всего, цените в своих музыкантах, и как удается найти понимание с новым коллективом?

- Я ценю в музыканте преданность музыке. Настоящий музыкант должен отдаваться ей полностью, быть ее слугой. Дирижер - это воспитатель, все музыканты разные - индивидуальные характеры, возраст и каждого надо направить. При работе с новым коллективом самое главное  - первая репетиция. Здесь ты понимаешь, сможешь ли завоевать их доверие, чтобы они открылись тебе.

- Как вам удалось выжить и сохранить свое отношение к музыке в тяжелые 90-ые годы, когда многие уходили из искусства?

- В те годы было очень тяжело, вплоть до того, что нечего было есть. Многие мои знакомые ушли в бизнес, и у меня была такая возможность. Я все-таки избежал такой судьбы - помогли мои педагоги, моя страсть к музыке. Я рад, что удержался от первых иномарок и роскоши.

- Дирижер - профессия штучная, что нужно для того, чтобы стать им? 

-  Надо родиться, это призвание в первую очередь, колоссальный труд и спортивная выносливость. Сейчас мне особенно приятно за мое старание, когда получаю письма от одноклассников, которые вспоминают, как я играл на пианино, вместо того чтобы играть с мальчишками в футбол, и теперь они гордятся, что мы учились вместе. Их слова трогают до слез, это очень приятно.

- Какую музыку слушаете в свободное время? Не получится ли у вас удивить нас и сказать, что вы поклонник Deep Purple или Pink Floyd?

- Классическую, только классическую - Бетховен, Бах, Рахманинов... Из современных мною любимых композиторов - Алексей Рыбников, Александр Чайковский, Андрей Петров. А что касается Deep Purple, которых так любит Дмитрий Медведев, помню, как в Государственном Кремлевском дворце по его приглашению я провел концерт по случаю новогоднего приема президента России. Первая часть была классическая, а потом на сцену вышли рок-музыканты. Весь зал, включая президента, с удовольствием отплясывал под них в своих смокингах.

- Какое ваше впечатление от нашего города? Что-то удалось уже посмотреть?

- Владивосток - город очень красивый, я тут впервые, и что поразило, так это море. Жить у моря - это моя мечта. Вид из окна моей гостиницы, как раз на побережье, я любуюсь морем, сопками, набережной. Понравился ваш красивый мост в городе, очень напомнил мосты в США.

- Как семья относится к вашим отъездам, гастролям, выступлениям в других городах?

- Они путешествуют вместе со мной по мере возможности. В этот раз моя жена не полетела со мной. Владивосток очень далеко.

- Она по профессии музыкант?

- Нет, она не музыкант, но у нее самая главная профессия - жена дирижера (смеется).

- У всех есть композиция или песня, которая ассоциируется с чувствами к любимому человеку, своего рода "их мелодия". А какая музыка у вас играет в душе при мысли о вашей любимой женщине? Может это ваше собственное произведение?

- Есть и собственное произведение - это "Поэма любви", которую исполнял Николай Басков. Безусловно, вторая симфония Рахманинова.

- Как думаете, музыка сможет спасти мир?

- Она его не погубит точно. Сейчас концерты классической музыки посещает публика, которая пришла не просто так, она знает куда идет. Я был в США на концерте симфонического оркестра, музыканты исполняют одно из лучших произведений Чайковского. В зале сидел американец, смотрел на сцену, жевал чипсы из пакета. Имеет место быть и такое, но было ощущение, что человек пришел послушать великую музыку, как в кинотеатр попкорном похрустеть.

- У нас во Владивостоке строят театр оперы и балета, как думаете, столь грандиозная стройка оправдана?

- Я слышал об этом, и надо заметить, что идея хорошая, и, слава богу, что реализуется. Но самый главный вопрос том, как будет проходить наполняемость этого театра. Построить его - это пол дела, кто будет там выступать? Во Владивостоке есть хорошая балетная школа? Есть какая-то база для этого? Если будут привозить коллективы, тогда надо строить и общежитие для гостей. В итоге это все может стать очередной концертной площадкой для каких-нибудь звезд - Стаса Михайлова, Елены Ваенги. Получится, что пошили красивое платье, а носить его некому.

- Сейчас театры переходят на автономный режим и многие вынуждены отказаться от живого оркестра, заменив все фонограммой. Как вы относитесь к такому положению?

- Для меня это как руку отрубить коллективу. Музыканты - это живой организм. Прискорбно признавать тот факт, что для некоторых театров это безвыходная ситуация, необходимость, чтобы остаться на плаву, но я считаю, что надо делать все возможное для сохранения в театре оркестра и музыкантов.

- Какие сны вам снятся о работе?

- Разные, кошмары иногда снятся. Будто мне нужно на сцену, а я не могу найти свой фрак, он пропал. Или меня объявляют для выхода, а перед публикой появляется совсем другой человек.

- Ваше пожелание владивостокскому зрителю....

- Хочется, чтобы люди пришли на концерт, привели своих близких, чтобы музыка их не оттолкнула. Чтобы они почувствовали то единение, которое происходит между музыкантами, дирижером и залом. Знаете, самое главное во время концерта, этот момент, когда вдруг понимаешь, что зале нет ни музыкантов, ни публики, а есть только музыка. Это фантастическое ощущение. Хочется, чтобы зритель это почувствовал.

 

 

 

МУЗЫКА - ЭТО СТИХИЯ МОЕЙ ЖИЗНИ

Есть такая редкая профессия - дирижёр. Это высокообразованные специалисты, про них действительно можно сказать, что они небожители. Музыка - язык Вселенной, и послана она с небес. Здесь нет слов, нет никаких преград. Её понимают люди любой национальности, любого вероисповедания и даже образование не имеет значения. Это величайший божий промысел. Поэтому необходимо почаще слушать хорошую классическую музыку.

Эдуард Александрович Дядюра порадовал жителей Владивостока своим приездом. Музыкальные критики называют его одним из самых лучших представителей поколения дирижеров XXI века.

- Вам понравился Владивосток?

Очень красивый город. Я живу в гостинице на Набережной, открываю окно и любуюсь прекрасным видом.  Необыкновенные ощущения. Очень люблю море. Моя мечта жить где-нибудь рядом с морем. Я уже говорил неоднократно владивостокским музыкантам, с которыми сейчас работаю, что ощущение такое, будто нахожусь где-то в Крыму, в Ялте.

- А что вы цените в музыкантах, с которыми работаете?

- Преданность музыке. Пусть у человека будут какие-то недостатки, это не суть как важно, главное для меня, чтобы он был фанатом музыки, её слугой.

- Трудно работать с разными коллективами? Вы сегодня здесь, а завтра в другом часовом поясе. Есть чувство страха?

- Трудности нет и страха нет, а наоборот, интересно. Я много слышал о Тихоокеанском симфоническом оркестре. Мой хороший приятель, бывший дирижёр Михаил Аркадьев, много рассказывал о нём. Меня всегда ведёт творческий интерес. В этом деле важна первая репетиция, на которой завязывается контакт. Важно завоевать уважение, понимание музыкантов. Ведь приезжаешь к людям, которые уже переиграли всю музыку с разными дирижёрами. У нас получился контакт, поэтому был полноценный, взаимный, творческий процесс в созидании музыки.

- Почему выбрали именно этот репертуар?

- Последний раз я играл музыку Бетховена четыре года назад в большом зале Московской консерватории. У меня очень много концертов, программа постоянно меняется. И когда спросили, что бы я хотел сыграть, я остановился на музыке Бетховина. Симфония № 5 - одно из лучших его произведений. Монументальная музыка, уникальная, невероятная. Я, конечно, хотел бы сыграть и русскую музыку, но поскольку оркестр до конца не укомплектован - есть проблемы с гобоями, всего один контрабас, хотя должно быть минимум три-четыре, от этой идеи пришлось отказаться. Музыку Чайковского, Рахманинова играть с одним контрабасом нельзя, да и Бетховена, собственно говоря, но пришлось.

- Как вы пережили 90-е годы?

- С большим трудом. Я был студентом, когда началась эта перестройка. Мизерная зарплата угрожала голодом. Хотел уйти в бизнес. Но считаю, что мне повезло, удержался от соблазна. Во-первых, я одержим музыкой. Музыка - это стихия моей жизни. Надеюсь, что до конца своих дней буду заниматься только симфонической музыкой. Благодарю Бога, что помог мне не изменить профессии. В то время люди делали деньги из ничего, многие стали миллионерами. Меня приглашали и до сих пор приглашают заняться бизнесом, я считаю, что рождён для музыки. Это моё призвание, а не крест. Большое счастье заниматься любимым делом.

- Музыка может кардинально поменять человека?

- Конечно. Она облагораживает, повышает духовный статус, образовывает внутреннюю культуру, расширяет кругозор. Классическая музыка формирует позитивное мышление. Необходимо посещать и театр, и выставки. Наш мир, по-счастью, многогранный.

Но сейчас наступило гиперактивное время. Мы имеем Vi-Fi, Интернет, мобильную связь. Музыка привлекает уже какие-то другие исторически-временные тенденции. Бывает, что современные композиторы хотят публику просто чем-то удивить и пишут музыку, к примеру, для тромбона, стула и тарелки. Устраивают какие-то шумовые эффекты, стучат по графину или палкой по тарелке. Кому это нужно? Один раз посмотреть, удивиться и забыть. Такая музыка не привлекает, второй раз человек не будет её слушать. Поэтому я дорожу классикой.

- Вам бы хотелось пожить во время Моцарта и Бетховена?

- А я и живу в те эпохи, когда исполняю их музыку. Дирижёр - это проводник между композитором и слушателем. Всё что хотел сказать композитор, надо донести до публики.  

Настоящий дирижёр своими движениями предвосхищает музыку. Он её рисует, как кистью, дирижерской палочкой, мимикой, взглядом, телодвижениями. А музыканты - это краски, и в каждого необходимо впрыснуть энергетику, эмоциональное состояние, чтобы они могли в этом творческом процессе находится с тобой на одной волне, тогда слушатель примет эту музыку. Бывают такие великолепные моменты, когда за спиной я ощущаю полную тишину, будто никого нет,  это значит, публика очарована музыкой, уединилась с ней и тоже является участницей творческого процесса. Необыкновенное ощущение! Это момент счастья, гармонии и одухотворения. Все в едином энергетическом потоке. Происходит чудо - музыка наполняет сердца людей, а это огромный благодатный мир.

- У нас во Владивостоке завершается строительство театра оперы и балета.

- Хорошее дело. Но это всего лишь половина дела. Вопрос: кто в нём будет работать? Укомплектовать театр сложно, необходимо жильё, хотя бы общежитие, финансы. Дорогое удовольствие содержать театр оперы и балета. Понимаете, нужны голоса, музыканты, танцоры.

- Всё же хочется, чтобы в таком красивом городе был храм Искусства.

- К сожалению, не будет. Будет очередная площадка для Стаса Михайлова, Елены Ваенги, т.е. просто концертный зал. Это называется: пошили хороший костюм, а одевать некого. Именно так. А идея прекрасная...

Что вас удивило в нашем городе?

Меня удивил и порадовал сказочно-воздушный вантовый мост, как будто я побывал в Америке, в штате Нью Джерси. Удивила филармония своей красотой. Архитектурно гармоничное здание. Улица Светланская, которая дарит возможность окунуться в атмосферу XIX века. И, как я говорил уже, красивый вид из окна моего номера вызывает ощущение привлекательного курорта. Всё на контрастах, и всё приятно уживается.

23 июня в филармонии Владивостока был аншлаг. Великий Бетховен в исполнении Тихоокеанского симфонического оркестра под руководством талантливого дирижёра Эдуарда Дядуры наполнил сердца жителей и гостей города божественной энергией любви и гармонии. А Эдуард Дядюра, как вселенский камертон, настраивает организм людей на здоровый лад.

Беседовала с маэстро Наталья БРИЗ  

 

 

 

«НИЧЕГО НЕ СОЗДАЕТСЯ ПРЯМО НА КОНЦЕРТЕ»

 

Из Ярославля с Чайковским

Ярославский академический симфонический оркестр (совсем недавно именовавшийся также и губернаторским) приезжал в Москву не раз. Нынешний концерт в БЗК приурочили к празднованию 1000-летия Ярославля. Программа, хоть это специально и не подчеркивалось, была связана с еще одной предстоящей датой - 170-летием со дня рождения Чайковского, и целиком составлена из его произведений. За пультом стоял не главный дирижер оркестра Мурад Аннамамедов, а его талантливый и сравнительно молодой коллега Эдуард Дядюра, уже известный москвичам по выступлениям со столичными коллективами. Возможно, дневной концерт и не собрал бы столько публики, однако благодаря участию культового пианиста Юрия Розума зал оказался почти полон.

Розум солировал в Первом концерте для фортепиано с оркестром, столь "заигранном" на Конкурсах имени Чайковского, что в обычные программы его практически уже и не включают, а если включают, то речь идет, как правило, о лауреатах все того же конкурса. Поэтому возможность услышать это произведение в исполнении не начинающего пианиста, подстегиваемого духом соревнования и стремлением одержать верх над соперниками, но умудренного мастера, которому не надо никому ничего доказывать, дорогого стоит. Исполнение Первого концерта можно смело назвать центральным событием данной программы. И не только лишь благодаря выдающемуся пианисту. Наилучшим образом проявил себя здесь и оркестр под управлением Эдуарда Дядюры. И пианист, и оркестр, у которых сложился превосходный ансамбль, играли знакомую большинству сидящих в зале от первой до последней ноты музыку без всяких попыток удивить новизной прочтения, зато с такой искренностью и свежестью, будто в первый раз.

 

С поправкой на возможности конкретных музыкантов Эдуарду Дядюре приходилось подчас заметно осаживать темпы, например, в первой части, несколько ослабляя трагический накал. Зато его, этого накала, в достатке было в финале, сыгранном практически безупречно и с полным эмоциональным "погружением". Дядюра вновь явил себя не просто знающим свое дело профессионалом, но и зрелым интерпретатором, способным выдержать масштаб, задаваемый "Патетической" симфонией. А музыканты Ярославского симфонического оркестра в итоге продемонстрировали такую же  душевную самоотдачу.

 


 

«Дворец на Яузе» - одна из старейших площадок столицы, но в своём новым музыкально-академическом статусе она делает лишь первые-при этом весьма впечатляющие - шаги.

В один из ноябрьских вечеров во «Дворце на Яузе» прозвучала программа «шедевры мировой классики»: Увертюра к опере «Сила судьбы» Верди, Фортепианный концерт №3 Бетховена и Симфония №1 Брамса. Солировал лауреат международных конкурсов Яков Кацнельсон, а за дирижерским пультом стоял Эдуард Дядюра. Московские меломаны хорошо помнят концерты в Большом зале консерватории с исполнением «Реквиема» Верди,9-й симфонией Бетховена и «Кармины Бурана» Орфа.

Дирижер много гастролирует по городам России и за рубежом (США, Испания, Великобритания, Германия, Чехия, Китай). В разные годы маэстро работал в Государственном симфоническом оркестре «Молодая Россия», в оркестре Московской филармонии, симфоническом оркестре России. Эдуард Дядюра успешно проявил себя как оперный дирижер, обращаясь в разные годы к таким шедеврам, как «Аида», «Травиата», «Набукко», «Кармен»,»Волшебная флейта», «Свадьба Фигаро», «Евгений Онегин».

По словам маэстро Юрия Симонова, Эдуард Дядюра - продолжатель традиции его школы, один из его лучших учеников: «Артист яркий, талантливый и в то же время преуспевающий и востребованный, что на сегодняшний день большая редкость для молодого дирижера. Его творческой манере присуща глубина и скрупулезность проработки композиторского замысла произведения, безусловное овладение его музыкальной стилистикой, яркая эмоциональность дирижерского высказываний, сбалансированность и прекрасное качество оркестрового звука. Обладая великолепной мануальной техникой, он легко и мягко, в тоже время страстно и темпераментно, с энергией и харизмой воплощает свои художественные замыслы».

Особые дирижерские краски Э.Дядюра нашел и для программы «Шедевры классической музыки». В живом мелодическом романтизме Бетховена и рационально экспрессивном романтизме Брамса дирижер обнаружил четко персонифицированные стилистические трактовки, пригласив в увлекательнейшее путешествие по музыкальной эпохе XIX века.

Концерт маэстро с Московским государственным оркестром для детей и юношества п/у Дмитрия Орлова в прекрасной акустике зала «Дворца на Яузе» подарил незабываемые мгновения подлинного погружения в романтическую стихию.

Игорь Корябин

Музыкальное обозрение 11.2009


В воскресный вечер кафедральный собор принимал долгожданных гостей. Под широкими сводами старинного зала раздавались звуки бессмертных произведений. Состав исполнителей порадовал любителей классической музыки. В этот вечер калининградским симфоническим оркестром управлял известный московский дирижер Эдуард Дядюра, в третий раз, посетивший наш город с концертом. Солистом концерта был заслуженный артист России Владимир Слободян. Программа вечера была представлена Симфонией №5 Бетховена и Концертом для фортепиано с оркестром Грига. Когда огромный зал кафедрального собора наполнился первыми звуками, слушатели замерли: великолепная акустика древних стен завораживала. И после прослушивания все оказались единодушны: дилетанты от музыки и профессиональные музыканты отмечают отточенную и слаженную игру всего оркестра. Посетители признаются, что калининградский симфонический оркестр под руководством Аркадия Фельдмана всегда великолепен, но в этот вечер он был упоителен.

Виктория Майоренко, Калининградская правда. 08.12.09.


18 декабря в 18.30 в Овальном зале в симфоническом абонементе филармонии «Виват, маэстро!» выступит дирижер Эдуард Дядюра. Сегодня именитый гость Белгорода дал эксклюзивное интервью для читателей «А-фишки».

Эдуард Александрович, белгородская публика впервые познакомилась с Вами в феврале этого года. Это был концерт из произведений Ф. Мендельсона. Тогда Вы были дирижером симфонического оркестар России, в прошлом оркестр Вероники Дударовой. Сегодня этого оркестра нет, часть его соединилась с оркестром Михаила Плетнева, а Вы теперь…

…главный приглашенный дирижер Калининградского симфонического оркестра. В этот раз в Белгороде я тоже выступаю в юбилейной программе – концерт из произведений Чайковского посвящен 170-летию со дня его рождения, которое будет отмечаться в наступающем году.

Вы много гастролируете в нашей стране, выступаете за рубежом…

Да, совсем недавно закончились концерты в Германии.

Вы имеете большой опыт работы не только со столичными коллективами, но и с оркестрами небольших городов, таких как Белгород. Как Вы относитесь к факту распространенности симфонических оркестров в России вплоть до областных центров за последние 20-25 лет? Белгородскому оркестру всего 16 лет.

Сам факт, безусловно, положителен, но… Оркестр, способный исполнять серьезную симфоническую классику на хорошем уровне, требует, по меньшей мере, трех условий. Город с симфоническим оркестром должен иметь базу подготовки оркестровых музыкантов – вуз или крепкое музыкальное училище. Музыканты должны получать хорошую зарплату. И, наконец, необходим дирижер – личность и лидер. К сожалению, молодые люди из небольших городов, уезжающие учиться в большие города и столицы, предпочитают закрепляться там. Создание оркестра хорошего уровня в небольшом городе – а таким я считаю белгородский – колоссально трудный, длительный и непрекращающийся процесс. За его существованием стоит огромный труд директора белгородской филармонии Ивана Григорьевича Трунова и главного дирижера Рашита Нигаматуллина.

Сегодня финансовые вопросы стоят для музыкантов особенно остро…

Это так. Но тут есть один нюанс. Музыкант по определению человек интеллигентной профессии. А интеллигентность и как свойство характера, и как условие профессии предполагает и подразумевает этику бескорыстной преданности своей избраннице – Музыке.

Если человек дает обстоятельствам затоптать росток бескорыстной любви и ответственности перед профессией – дело плохо. В западных оркестрах если музыкант трижды сыграл что-то неправильно, на следующей репетиции на его месте сидит другой. А у нас кто-то может неправильно сыграть восемь раз подряд и воздействовать на него приходится лишь словами.

В прошлый раз в «Шотландской» симфонии Мендельсона хоралы духовых звучали очень красиво и почти безукоризненно чисто. Тогда тоже, как и сейчас, концерту предшествовали четыре репетиции?

Да, но мендельсоновская программа была легче, чем теперешняя. Для Чайковского, его 6-й симфонии, «Ромео и Джульетты» и «Итальянского каприччио», надо было бы шесть. Очень много работы с духовиками.

Духовые – это ахиллесова пята почти любого оркестра. И, в данном случае, понятно почему. Многие оркестранты, а духовики в особенности, играют не только в симфоническом оркестре (и их за это нельзя осуждать), а и там, где не особенно востребовано качество звука, точность интонации, нюансы, ансамблевая культура.

Но, будучи уже знакомым с вашим оркестром, я полагаю, что звучание на концерте от первой репетиции будет заметно отличаться.

Молодые русские дирижеры, работающие с западными оркестрами, говорят об отличии западной ментальности, полагающей в основе взаимоотношений сотрудничество, от русской, привыкшей к авторитарности.

Сотрудничество предполагает с обеих сторон равную внутреннюю свободу и такую же ответственность. Пока в наших условиях дирижер не может не быть диктатором, но это никоим образом не должно проявляться как-то внешне.

Я никогда не позволяю себе повышать голос или показывать раздражение на репетициях. Важно, чтобы совместная работа протекала в спокойной, доброжелательной, но требовательной атмосфере.

Со времени Вашего первого приезда в белгородской филармонии произошло много изменений, в частности, появился хор...

…и это открывает перспективы исполнения музыки для хора с оркестром, к тому же, как говорят, в следующем сезоне в новом филармоническом здании.

P.S. Напомним читателям, что под управлением Эдуарда Дядюры – хорового дирижера по первой специальности – в 2001-2004 г.г. были осуществлены исполнения опер Верди, Бизе, Моцарта, а также крупных произведений для хора, солистов и оркестра (9-я симфония Бетховена, «Реквием» Верди, «Carmina burana» Орфа).

Специально для А-фишки, муз. обозреватель БГФ Н. Синянская (фото А. Черев)

Дата публикации: 14.12.2009


 

   18 декабря в Овальном зале дома правительства области состоялся концерт из филармонического цикла «Виват, маэстро!» В программе прозвучали симфония №6, увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта» и «Итальянское каприччио» П.И. Чайковского. Дирижировал симфоническим оркестром Белгородской государственной филармонии Эдуард Дядюра. Представитель поколения российских дирижеров XXI века, Эдуард Дядюра обладает ярким артистизмом, мощной энергетикой и необычной мануальной техникой. Белгородская публика принимала его восторженно - долгой овацией и возгласами «браво!».

Накануне концерта с дирижёром встретился и побеседовал обозреватель «Смены».

- В одном из интервью вы заметили, что дирижёр - это профессия второй половины жизни. Значит ли это, что прежде чем встать за дирижёрский пульт, музыкант должен накопить не только профессиональный, но и личностный жизненный опыт? - Так говорили до меня выдающиеся дирижёры, а я просто повторил эту мысль. Действительно, первую половину жизни мы учимся у выдающихся мастеров, впитываем в себя их опыт, а потом в меру своего таланта, в соответствии с собственной индивидуальностью воплощаем то, чему научились. Обычно у дирижёров расцвет профессиональной карьеры происходит после пятидесяти лет. Я только учусь дирижёрскому мастерству, понимая, что для осознанной, глубокой работы над некоторыми произведениями мировой музыки пока не готов. Ведь здесь требуется и высочайший профессиональный уровень, и как вы верно заметили, личностная, человеческая зрелость, опыт жизни. - Вы как дирижёр стартовали рано? - Увы, поздно. О чём очень жалею. Музыкой занимаюсь с шести лет, в двадцать попал в капеллу Юрлова. Это для меня был бесценный опыт - я с детства влюблён в хоровую музыку, в звучание многоголосия... А когда я увидел Рикардо Мути, знаменитого дирижёра миланского театра «La Scala», познакомился с известным российским маэстро Юрием Симоновым, они настолько меня вдохновили, что я почувствовал в себе желание заниматься именно этой профессией. В 32 года стал симфоническим дирижёром. Поздно. Однако то, что прежде работал с хорами, мне очень помогло: ведь человеческий голос - это тоже музыкальный инструмент, причём самый совершенный... - Вы работаете с разными оркестрами, солистами... Как достигается взаимопонимание, и насколько универсален язык дирижёрского жеста? - А вот вы сами и ответили на этот вопрос! Взаимопонимание достигается именно универсальностью дирижёского жеста. Мануальная техника должна быть понятна и доступна музыкантам, с которыми дирижёр работает... Но, конечно же, когда начинаешь работу с незнакомым коллективом, самое трудное - это первая репетиция. Ты ещё не привык к оркестру, оркестр не привык к тебе - и возникает дискомфорт от того, что не можешь управлять им в той мере, которая необходима для достижения творческой задачи. Но если дирижёр работает четко, умеет объяснить музыкантам, чего хочет от них, то уже со второй репетиции начинается плодотворный процесс, возникает музыкальный диалог. - Хочу процитировать фрагмент публикации, посвященной вам. «Маэстро считает, что классика должна существовать в том виде, в каком она создавалась. А его задача - сохранять и доносить её до публики». Вы полагаете возможным передать в исполнении сегодняшних музыкантов не только букву, но и дух произведения давно минувшей эпохи? - Именно этого я и добиваюсь! Создать атмосферу, проникнуться духом эпохи - вот что важно для музыканта. Если мы играем Моцарта или Баха, то я говорю оркестрантам: «Представьте, будто вы одеты в камзолы, на вас парики...» Это даже на физическом уровне совсем другие ощущения! А если исполняется Седьмая симфония Шостаковича, нужно представить другой образ: война, страдание, горе... Поэтому музыканту необходимо воспитывать в себе творческое воображение и, кроме того, быть личностью с широким кругозором. Это всё очень помогает при работе над произведениями, написанными в разные исторические эпохи и в разных странах. - Вы много гастролируете в России и за рубежом. Есть ли принципиальная разница в восприятии музыки публикой той или иной страны? - Самая теплая публика - это российская. В Америке часто вижу, что люди на концерте жуют жвачку, не стесняются чихать и кашлять. Они привыкли к шоу и нередко после бисов выражают свой восторг свистом и топотом. У нас же в паузе порой можно подумать, что в зале никого нет - такая тишина стоит, так слушатели погружаются в мысли и чувства, которые вызывает у них исполняемое произведение. Вот это поистине дорогого стоит! Итальянская публика, естественно, очень музыкальная, очень отзывчивая. Немцы - холодноватые, сдержанные. Да, они встают после концерта, аплодируют, но «браво» никогда не кричат. - Это ваш второй приезд в Белгород. Что вас привлекает в сотрудничестве с провинциальными филармоническими оркестрами? - Привлекает возможность продолжать учиться своей профессии, совершенствовать дирижёрское мастерство. В Москве есть оркестры, которые играют практически совершенно, и дирижёру трудно им уже что-то предложить. Одна-две репетиции - и произведение готово. А в работе с музыкантами нестоличных городов мне интересно принести пользу оркестру, попытаться за несколько дней повысить его исполнительскую культуру, подарить ему свою любовь, энергию... К тому же в отличие от столичных, провинциальные музыканты не столь пресыщены сотрудничеством с разными дирижёрами, поэтому у них есть определенный творческий голод, они по-настоящему живут музыкой и открыты для совместной интересной работы. - И последний вопрос - не из области музыки. Вы родились на Украине, сейчас живете и работаете в России. Следите за развитием отношений между нашими странами? Есть ли надежда, что мы не потеряем друг друга? - Мы два близких по крови и по духу народа. И мне страшно, когда политики разрушают эту многовековую историческую общность. То, что происходит сегодня на моей Родине, отзывается во мне болью. Но человек живет надеждой, и мне хочется верить в то, что разум, мудрость и добросердечие в отношениях между русским и украинским народами всё-таки должны взять верх над сиюминутными политическими страстями. Беседовала Наталья ПОЧЕРНИНА.

Эдуард Дядюра родился в Днепропетровске. Окончил Российскую академию музыки им. Гнесиных по классам хорового дирижирования и оперно-симфонического дирижирования. Работал хормейстером и главным хормейстером хоровой капеллы России им. А. Юрлова, художественным руководителем и дирижёром академического хора Московского государственного университета культуры, дирижером симфонического оркестра «Молодая Россия», академического симфонического оркестра Московской государственной академической филармонии, симфонического оркестра России. Гастролировал в Китае, Чехии, США, Испании, Великобритании, Германии. В настоящее время Эдуард Дядюра - приглашенный дирижер Калининградского симфонического оркестра.

Наталья ПОЧЕРНИНА Гезета «Смена» 23 12 2009


 

Вчера в овальном зале Дома правительства состоялся концерт симфонического оркестра Белгородской филармонии, дирижировал которым Эдуард Дядюра.

Концерт симфонического оркестра был посвящен 170–летию со дня рождения Петра Чайковского и полностью состоял из произведений великого русского композитора. Для белгородцев прозвучали «Ромео и Джульетта», «Итальянское каприччио», Симфония №6 - «Патетическая».

«Мне хочется, чтобы во время этого концерта люди прониклись музыкой великого композитора, - после одной из репетиций в беседе с корреспондентом МЕДИАТРОНа отметил Эдуард Дядюра. – Последнее произведение программы – шестая симфония – это, по сути, музыка смерти. Думаю, что оркестру удастся сыграть ее так, чтобы после в зрительном зале на несколько секунд воцарилась тишина».

«Свои ощущения после концерта я не могу передать словами, - поделилась впечатлением после концертной программы жительница Белгорода Лариса Ермолина. – Хочется сказать спасибо дирижеру Эдуарду Дядюре и симфоническому оркестру, не только за проникновенное исполнение произведений Чайковского, но и за ту энергетику, которой был наполнен зал».


 

ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Дмитрий МОРОЗОВ

 

Есть дирижеры с ярко выраженной харизмой, с первого взмаха руки или даже просто с первого появления перед оркестром способные наэлектризовать музыкантов и аудиторию. Есть и такие, чьи внешняя сдержанность и деловитость поначалу могут быть ошибочно приняты за сухость и эмоциональную недостаточность, но которые, однако же, способны явить по-своему не менее убедительные интерпретации и добиться весьма достойных результатов даже не от самого сильного оркестра. Эдуард Дядюра, как представляется, относится к такому именно дирижерскому типу.

Это имя не принадлежит к числу особо раскрученных, хотя не раз появлялось на столичных афишах. Дядюра сотрудничал со многими московскими коллективами, прошел хорошую школу в оркестре Московской филармонии у Юрия Симонова. В последнее время он почти исчез с московских горизонтов, работая преимущественно за границей (к примеру, в США) и выступая с оркестрами разных городов России. И вот появился за пультом Московского государственного симфонического оркестра под управлением Дмитрия Орлова во "Дворце на Яузе".

Программа концерта состояла исключительно из популярных сочинений, что, учитывая гораздо меньшую продвинутость здешней аудитории в сравнении с филармонической, казалось вполне естественным. Помимо этого соображения, как нетрудно предположить, было и другое: дирижер подбирал программу, исходя не только из личных пристрастий, но и из возможностей оркестра.

Открывшая программу увертюра к "Силе судьбы" в каком-то смысле разочаровала. Не то чтобы Верди принципиально не сочетался с Бетховеном или Брамсом. Но самому дирижеру, похоже, не особо близок итальянский неистовый романтизм: знаменитая увертюра подавалась чересчур уж взвешенно, со сглаженными динамическими контрастами и неторопливыми темпами...

Но вот зазвучал Третий концерт для фортепиано с оркестром Бетховена, и стало очевидно, что дирижер здесь - в своей стихии. Буквально с первых же тактов не покидало ощущение точного попадания в атмосферу бетховенской музыки, интерпретируемой отчасти в духе старых традиций, без оглядки на аутентизм, но вместе с тем и без излишеств большого стиля. Дядюра предстал еще и хорошим ансамблистом, давая молодому пианисту Якову Кацнельсону достаточно возможностей себя проявить. Кацнельсон в целом весьма неплохо исполнил фортепианную партию, хоть и не все пассажи проигрывались совсем уж безупречно. Однако дирижерская интерпретация все же выглядела более зрелой и содержательной.

Но даже и после этого уровень интерпретации, явленный в Первой симфонии Брамса, во многом оказался сюрпризом. Именно уровень, поскольку в самой интерпретации ничего необычного не было. Прочтение Первой симфонии тяготело более к классическому, нежели романтическому стилю и воспринималось не как заимствованное у кого-то, но по-настоящему выношенное, личностное и при этом объективное воплощение написанного Брамсом. И все было тщательно проработано с оркестром, ставшим послушным и податливым инструментом в руках дирижера. Честно говоря, даже и не припомню за последнее время другого столь же убедительного прочтения Брамса сравнительно молодым дирижером.

 

Газета «Культура» №46 (7709) 26 ноября - 2 декабря 2009г.

 

 

Rambler's Top100